Петров: «Я не предпочитаю проигрывать»

Петров После Гран При Турции отечественный гонщик Лотус Рено GP традиционно ответил на вопросы уникального интервью для читателей F1News.Ru…

После Гран При Турции отечественный гонщик Лотус Рено GP традиционно ответил на вопросы уникального интервью для читателей F1News.Ru…

Вопрос: В., как в команде расценили результат Гран При Турции?
В. Петров: В целом, 7-е и восьмое место – это хорошо, однако все-таки в команде сорвались, поскольку знали, что скорость и правильная стратегия дают возможность нам сражаться за пятую-шестую позицию на финише.

Вопрос: Уикенд на Истанбул-парке стартовал под дождиком. Пилотировать в подобных критериях на настолько оперативной автотрассе было рискованно?
В. Петров: Я бы так не заявил. Да, в 11-м повороте были огромные лужи, очень многие не избежали поворота. Однако задолго до начала раунда я заявлял, что в Турцию всегда очень приятно ездить – как раз потому, что данная автотрасса на самом деле безопасная, с огромными асфальтированными зонами вылета. Она прощает ошибки, всего лишь Феттелю не извинила, однако 8-ой поворот на самом деле весьма трудный.

Вопрос: Удалось расценить действие дождевой резины, которую вы не чувствовали на предсезонных тестах?
В. Петров: Пока, у нас не много комплектов снежных покрышек, вследствие этого мы проехали некоторое число сфер, однако не сумели осознать, как они продемонстрируют себя на короткой дистанции.

Вопрос: Сейчас старт оказался далеко не самым успешным – Шумахер сумел перескочить мимо в 1-м повороте…
В. Петров: Я бы не заявил, что старт был ужасным, скорее всего его является средним. Я никого не опередил, а проглядел лишь Шумахера. Было хорошо видно, что он не планирует отходить в 1-м повороте, сместившись на врожденный диаметр. Мне хорошо известна особенность турецкой автотрассы – в данном месте она проходит под наклон, и в случае если пилот рано притормаживает внутри поворота, то на нечистом асфальте блокируется ведущее правое колесо, и он уходит весьма обширно.

В связи с тем что я пребывал с внешней стороны, он бы «увёз» меня с собой. При этом те, кто сзади, в этом случае могли нас объехать – потому я решил, что на этот раз не следует в 1-м повороте артачиться до последнего. Я не предпочитаю проигрывать, однако из кокпита увидел картину так: лучше предоставить ему проезжую часть, чем встретиться либо упустить ещё больше конкурентов. Я понимал, что моя автомашина стремительней, и теперь на 2-ом круге возвратил себе утраченную позицию.

Вопрос: Пока, тот момент завершился столкновением. Поведайте, что случилось.
В. Петров: Я опередил Шумахера и начал входить в поворот, когда обрел удар в заднее колесо. При этом это случилось тогда, когда ещё невозможно было применять маневренное закрывало – я успешно прошел прошлый поворот и применял превосходство в скорости.

Вопрос: Вы с Михаэлем не разговаривали после финиша?
В. Петров: Нет, мы друг дружку не видели. Однако в команде мне заявили, что он объявил собственную вину.

Вопрос: В Турции вы применяли стратегию с 4-мя пит-стопами. Данный вариант был выбран первоначально, либо вы решили по ходу автогонки?
В. Петров: Разумеется, невозможно рассуждать, что у нас есть одна необходимая политика. Мы исследуем все виды, разбираем, какой из них лучше, и разрабатываем порядок действий на пример неожиданного поворота событий. На этот раз, я полагаю, мы все сделали верно.

Вопрос: В течение большей части дистанции вы применяли твердые покрышки, оставив Софт только на первый и самый заключительный кусок. Отчего?
В. Петров: Я не могу аннотировать картину с покрышками. Заявлю только, что в настоящее время необходимо изучить результаты Гран При и сделать выводы на будущее.

Также, на последнем отрезке у меня была мощная пульсация на задних колесах. Это странно – как правило такие вещи появляются на ведущих, в случае если их блокировать на торможении. Однако на этот раз ведущие были в целости и сохранности, а задние мерцали. Отчего – мы пока не знаем, однако это отображалось на предельной скорости.

Вопрос: На заключительных кругах вы водили войну с Себастьеном Буэми и вернули позицию…
В. Петров: Когда я подогнулся к Буэми серьезно, то пропустил маленькую погрешность и утратил около 2-ух сек, заблокировав колеса. Однако бригада подбодрила меня по радио, сказав, что до финиша ещё круг, и я поспею провести обгон. Так и вышло – в седьмом повороте я штурмовал и исключительно прошел его.

Вопрос: После финиша Ник Хайдфельд заявил, что ваша с ним борьба была лишне твердой, и что партнеры не должны так поступать. Вы согласны?
В. Петров: Что означает «партнеры так не должны поступать»? Я не зажимал его к стене, не возбуждал. Он предпринял попытку опередить меня по наружному радиусу тогда, когда у нас были одинаково изношены покрышки. В случае если он считал, что без проблем может провести такой манёвр – то совершал ошибки.

Я сохранял позицию. Если б мои действия были неправильными, бригада заявила бы про это после автогонки. Однако данного не было, и арбитра меня не наказали. Пожалуй, после финиша в нём сообщали чувства.

Вопрос: Как в Лотус Рено GP отнеслись к вашему бою?
В. Петров: Абсолютно легко – это стандартная гоночная картина. И, я бы заявил, было тяжелое поощрение того, что мы сражались вместе.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *