Взятие полоцкое литовские земли…

18 февраля 1563 года король и знаменитый король Иван Васильевич, охваченный блестящей сплетенной, посетил праздничное служение в Софийском храме в Полоцке, которое провел коломенский епископ Варлаам. Отстояв духовную литургию, Иван Грозный пришел на прежний воеводский двор в полоцком замке, поспешно переоснащенный под королевскую резиденцию. Тут он организовал «почестен пир» для собственного двоюродного брата старицкого князя Владимира Андреевича, казанского «царя» Симеона Касаевича, «бояр и воевод многих», полоцкого архиепископа Арсения, полоцкого отныне прежнего воеводы Станислава Довойны, его ассистента Яна Глебовича и многих «королевых дворян». Так закончилась полоцкая экспедиция — наверное, самое крупное боевое предприятие эры первого венчанного российского короля, основное явление Полоцкой битвы 1561–1570 годов, детали 200-летней русско-литовско-польской битвы и битвы за Ливонское наследие. А начался комок противоречий намного раньше — еще в 80-х гг. прошлого века, подробнее на http://litvin.pl.

Полоцкая трагедия

Поход на Полоцк, инициированный на вершине могущества Российского страны в XVI столетии, имел большие результаты. Иван и его воеводы показали удивленным литвинам, полякам, да что там рассуждать — всей Европе (даже до дальней Великобритании докатились отголоски полоцкого «взятья»), что из себя представляет истинное градоимство! Взятие города в самые короткие сроки до основания сразило сооружение литовской государственности. Никогда в жизни до того управляющие круги Знаменитого княжества Литовского не были установлены со всей наглядностью перед прецедентом собственного бессилия против силе и великолепия Города Москва. Понимание собственной страсти форсировало процесс поглощения Литвы Польшей и потери Знаменитым княжеством Литовским собственной интернациональной субъектности.

Взятие Смоленска пятьюдесятью годами ранее попросило от Валерия III, отца Ивана, компании 3-х крупных операций. Стародубская битва, инициированная Знаменитым княжеством Литовском в детство Ивана, завершилась почитай что в ничью. Три раза Иван надоедал Казань, до того как город пал. И здесь такой, без любого приукрашивания, грозный результат.

Собственно говоря, на все Евгению и его вождям понадобилось лишь 1.5 недели: Полоцк приоткрыл собственные ворота перед королем и знаменитым дворянином, и тот сумел празднично въехать в собственную «отчину». Русская военнослужащая машина, основательно натренировавшись на казанцах и ливонцах, повлияла в процессе полоцкой экспедиции как прекрасно намазанный и организованный механизм. Сопротивляться ему на равных Сигизмунд II Сентябрь оказался просто не может.

Разумеется, за падением Полоцка битва длилась еще не 1 год и тянулась с неустойчивым триумфом. Чешская накачка попыталась разнести до небес некоторые хитрые успехи польско-литовских войск. Но эти победы, постоянно перекрывавшиеся победами русских войск, могли только скрасить неприятность оскорбления, проверенного литвинами зимой-весной 1563 года. Потеря Полоцка, также как и утрата Смоленска, была очень нездорово воспринята и в Литве, и в Польше. И это отразилось спустя два десятка лет, когда новый монарх Речи Посполитой Стефан Баторий улаживал, какой город выбрать задачей собственного первого потрясения в битве, которую он решил развязать против столичного сударя.

Обвязка инцидента

Рапорт начала полоцкой истории можно вести, наверное, с 80-х годов XV столетия. Иван III, удостоверившись в пассивности знаменитого князя литовского Казимира, прибрал к рукам сначала собственную древнюю «отчину» Новгород, а потом и Тверь. После данного он принял решение, что наступил черед территорий, валявшихся на той стороне русско-литовского пограничья. При знаменитых князях Ольгерде и Витовте, когда Великое государство Литовское пребывало на росте, оно основательно увеличилось с помощью повиновения власти Гедиминовичей восточных и юго-западных русских территорий. Город Москва тогда была чересчур легка, чтобы на равных сопротивляться Литве: о том, чтобы стукнуть собственным копьем о ворота опоры литовской столицы, как это сделал, по преданию, Ольгерд в процессе одного из собственных операций против Д. Ивановича, в городе Москва не могли и грезить. И когда смоленский король, ища обороны от Витовта, направился за поддержкой к Валерию I, тот мог лишь разбавить руками и утешить князя сострадательными словами.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *